Свадебный салон Галатея

Свадебные обычаи

Испокон веков свадьба на Руси была одним из самых сложных и интересных явлений обыденной, праздничной и ритуальной жизни народа. Нигде так не проявлялся древний быт и народные верования русского народа, как в свадьбе. Являясь одновременно церковным, языческим и светским праздником, русская свадьба выступала поворотным пунктом в жизни новобрачных и становилась незабываемым событием для остальных участников сообщества. Свадьба объединяла; свадьба опьяняла; свадьба дарила редкое ощущение полноты бытия; свадьба делала людей щедрее, веселее и добрее. Именно поэтому даже в современной свадьбе до сих пор сохранились отголоски старого русского свадебного ритуала, несмотря на то, что смысл подавляющего большинства обрядов безвозвратно утерян.

Предбрачные гадания

Важное место в предбрачной жизни молодежи занимали девичьи гадания о замужестве, апогей которых приходился на святки.

Гадания на бобах.

Берут 41 боб и раскладывают на 9 кучек по столу в три линии. Вначале делают только 3 кучки из 41 боба без счету, на глаз, затем из первой отсчитывают 4 боба, которые кладут в сторону таким образом: из первой откладывают 4, 3, 2 и 1 боб; последний будет для образования первой кучки второго ряда. Потом принимаются за вторую кучку, из трех первоначальных, и поступают с ней так же, как с первой; остаток присоединяют ко второй линии для образования в ней второй кучки. Поступив так, получим в первом ряду 3 кучки, в каждой из которых будет не более как по 4 боба.

Второй ряд, или линия, должен производиться из тех кучек, где бобы были отсчитаны по 4, все эти бобы произвольно, на глаз, надо разложить на 3 кучки. Потом надо образовать третий ряд, только он не отсчитывается, а просто делится весь остаток от первых двух линий на случайные последние 3 кучки. При этом про себя произносить слова: желаю, надеюсь, исполнится. В первом ряду средняя из трех кучек у гадальщиц названа головою, третья кучка – рукою, средняя со второй – сердцем. В третьей третья кучка – ногою в движении, походе. Эти кучки считаются главными, а потому и выбирают при загадывании ту из них, которая подходит ближе к вопросу, так как:

      1. Голова содержит ответ на вопрос об уме, способностях и о характере.

 

      2. Рука. Имение, богатство, бедность.

 

      3. Сердце. Печать, радость, чувство, любовь.

 

    4. Нога в походе – путешествие, дорога, письма, отъезд, отправка.

Если ваш вопрос совпадает с одной из четырех кучек, то посмотрите, сколько в ней будет зерен, если чет, то неблагоприятное, а если нечет, то – благоприятный вывод. Однако надо взять в соображение первую кучку той же линии и того же ряда, где видим ответ на вопрос, потому что если видим нечет к вопрошаемой кучке, то есть благополучие, а в первой кучке того же ряда чет, то, значит, будет препятствие, но окончится к нашему благополучию’

Гадания на зеркалах.

Считалось, что самое действенное гадание на зеркале совершается на дворе при лунном сиянии, во время святочных вечеров. Впрочем, по необходимости, гадание совершалось и в доме, причем в любое время. Лучшим временем для этого гадания считается полночь, при свете свечей.

Один вариант гадания.

Девушка, одна войдя в пустую комнату и принеся с собой две свечи, зеркало и чистое полотенце, ставит все на стол и, сев против зеркала, гадает: “Суженый, ряженый, приди ко мне ужинать”. За пять минут перед его приходом зеркало начинает тускнеть, а девушка протирает его полотенцем. Неизвестный человек, призрак будущего жениха, приходит и смотрит через плечо в зеркало, и когда девушка, рассмотрев все черты его лица, закричит: “Чур сего места”, то в то же время призрак исчезает. Если девушка не испугается призрака и не прогонит его, жених, перестав смотреться в зеркало, сядет с нею за стол и, вынув из кармана ножик, перстень или что-либо другое, положит на стол. После этого девушка прогоняет призрака, и эта вещь остается у нее и окажется впоследствии похищенной у жениха.

Другой вариант гадания.

Уходили в отдельную комнату, брали два зеркала, одно большое, другое поменьше. Ровно в 12 часов ночи начиналось гадание. Большое зеркало ставили на столе, против него маленькое; гадающая садилась перед зеркалом, обставленным свечами. Все присутствующие соблюдали глубокое молчание, сидя в стороне. В зеркало смотрела только гадающая, сказав слова:
“Суженый, ряженый! Покажись мне в зеркале”.
При этом она должна была все время думать о нем, пока его отражение не появится в зеркале.
Когда зеркало тускнело, его протирали полотенцем. Суженый, вызванный помимо своей воли этим гаданием, приходил в гадательную комнату и смотрел в зеркало через плечо своей суженой. Суженая, набравшись смелости, внимательно рассматривала черты его лица, его одежду и другие приметы. Закончив рассматривать, она кричала: “Чур сего места!”. Привидение сразу же исчезало. Старушки уверяли, что, если суженая скажет этих слов, то есть не зачарует привидение, то сядет за стол, достанет из кармана какой-нибудь предмет и положит его на стол перед собой. Оставленная вещь исчезала у жениха в тот момент, когда его суженая наводила зеркала друг на друга.

Гадание по воде

Гадальщик, покрыв голову, становится на открытом пространстве перед большой чашей с водой и тихим голосом произносил свой вопрос. Если вода в чаше колышется, успех верен. Гадание с кольцом и чашей. Для этого гадания нужно взять сосуд, наполнить его водой, затем подвесить на нитке кольцо и несколько раз ударить им по краям сосуда. Считается, что по всплескам воды можно судить об исходе задуманного или начатого дела.

Гадание с замерзанием воды.

Способ первый.

В ночь под Новый год все гадающие брали по ложке воды и выносили в холодное место, а поутру смотрели: у кого вода застыла с углублением, того в наступающем году ждут болезни несчастья, а у кого ровно или с бугорком – ждет удача.

Способ второй. В рюмку с водой опускали кольцо и выставляли ее на мороз. Затем смотрели: сколько бугорков, столько родится сыновей, а сколько ямок – столько дочек.

Гадание по яйцу.

Налить в стакан воду и вылить в нее белок сырого яйца. Стакан поставить в нагретую духовку, чтобы белок свернулся. После этого вынуть стакан и внимательно посмотреть на образовавшуюся фигуру.

Толкование фигур:

  • Церковный купол или кольцо – скорая свадьба.
  • Прямоугольник или квадрат – тяжелая болезнь, смерть.
  • Корабль – переезд после замужества в другой город или страну.
  • Опустившийся на дно блин – череда невзгод и неприятностей, долгое девичество.

Гадание на воске (свечах)

Взять огарки восковых или парафиновых свечей белого цвета (праздничные цветные свечи для гадания не подходят), сложить в металлическую посуду, расплавить на огне и сразу же влить в емкость с холодной водой. Образовавшаяся при этом фигура и будет предсказывать то будущее, которое ожидает гадающую особу.

Толкование фигур:

  • Дом – в скором времени обзаведение новым хозяйством; для девушки это связано в первую очередь с ее замужеством.
  • Бесформенные развалины – несчастье в ближайшем будущем.
  • Яма, небольшая пещера или грот – самая нежелательная фигура, поскольку она символизирует место погребения и предрекает тяжелую болезнь или близкую смерть.
  • Деревья – их можно толковать по-разному: направленные вверх ветви дерева обещают скорую радость, поникшие – печаль, тоску и скуку.
  • Кольцо или свеча однозначно предрекают скорую свадьбу.
  • Блин, осевший на дно, наоборот, сулит долгое девичество.

Гадание по лаю собак

В полночь взять нож, выйти на улицу, подойти к сугробу и начать резать снег ножом, приговаривая: ‘Черт, черт, не молчи, черт, черт, подскажи, какой мне муж попадется, смеяться или плакать придется?’.
Произнеся слова заклинания, замолчать и внимательно прислушаться к лаю собак. Если раздастся злобный, отрывистый лай, значит, будущий муж будет строгий и угрюмый. Если же собаки будут лаять весело и заливисто, то и муж попадется веселый и добрый.
Очень плохо, если во время гадания послышится собачий вой. Это говорит о том, что замужество будет недолгим и очень быстро молодая жена овдовеет.

Гадание на воске и молоке

Налить молоко в блюдце и поставить на порог. Взять огарки восковых свечей, положить в металлическую посуду и растопить на огне, приговаривая: ‘Домовой, хозяин мой, приди под порог попить молочка, поесть воска’.
Произнеся последнее слово заклинания, вылить воск в молоко и внимательно рассмотреть получившуюся при этом фигуру.

Толкование фигур:

  • Крест – болезнь; если его очертания нечеткие, то в скором времени следует готовиться к череде мелких неприятностей, которые затронут все стороны жизни.
  • Распускающийся цветок – свадьба через год.
  • Животное – в близком окружении появился недоброжелатель.
  • Россыпь мелких звездочек – удача в делах.
  • Полоски с размытыми краями – поездка, командировка, переезд, путешествие.
  • Человеческая фигура – скорое появление нового друга.

Гадание по полену

Зайти в дровяной сарай, притворить дверь, чтобы в помещении было темно, и наугад выбрать полено. Принести его в дом и внимательно осмотреть: каким окажется золено, таким будет и будущий муж.

Толкование гадания

  • Полено ровное, с гладкой тонкой корой – муж красивый и молодой.
  • Кора толстая шероховатая – муж некрасивый.
  • Кора на полене местами ободрана или вовсе отсутствует – муж бедный.
  • Растрескавшееся полено – муж попадется старый, рябой, с физическим недостатком.
  • Большое полено – сильный, крепкий муж.
  • Сучковатое полено – семья будет большая: каждый сучок – это будущий ребенок.

Если полена под рукой не оказалось, то заменить его может любое дерево в парке, сквере или лесу.
Для этого надо завязать глаза, попросить кого-либо из знакомых ‘раскрутить’ вас, как в игре ‘кошки-мышки’, и только после этого отправляться на поиски ‘оракула’. Все характеристики, которые были даны полену, будут справедливы и для дерева.

Гадание по петуху

Данное гадание коллективное, поэтому в Рождественский или Крещенский сочельник несколько девушек должны собраться в одной комнате и ‘пересчитаться’. На полу следует рассыпать крупные зерна и ровно в полночь принести в комнату черного петуха. Его поведение и будет ответом на вопрос о будущем гадающих. Если петух склевал все зерна, то в следующем году замуж выйдет та, которая насыпала зерна. Если часть зерен все же осталась на полу, то замуж выйдет та, чей номер совпадет с числом склеванных зерен. Если петух вообще отказался от угощения, то ни одной свадьбы в следующем году не состоится и для всех присутствующих ближайшее будущее будет омрачено множеством мелких неурядиц и неудач.

Гадание по тени

Взять газетный лист и хорошенько его смять (но не скатывать в плотный шар!). Положить смятую бумагу на тарелку и поджечь. Когда бумага полностью прогорит, поставить рядом с тарелкой свечу и посмотреть на тень, которую сгоревшая газета отбрасывает на стену. Значение возникших фигур аналогично толкованию восковых фигур.

Гадание по волосам

В полночь налить в миску воду и добавить в нее щепотку золы, щепотку сахара и щепотку соли. Воду тщательно перемешать, а когда она ‘успокоится’, бросить в нее два волоса: один – свой, а другой – любимого человека. Миску оставить до утра. Если наутро волосы переплелись между собой, то свадьба не за горами. Если же волосы находятся на некотором расстоянии друг от друга, значит, близок час разлуки. Утонувший же волос предрекает тяжелую болезнь, а возможно, и смерть того, кому он принадлежит.

Гадание по кольцу

Взять обыкновенный стакан с гладкими стенками (без рисунка и шлифовки), налить в него воду на 3/4 объема и осторожно опустить на середину дна обручальное кольцо, предварительно почищенное. Пристально вглядываясь в самый центр кольца, можно увидеть суженого. Только чтобы его разглядеть, смотреть в кольцо надо довольно долго.

Гадание по туфле

Выйти за околицу села, снять туфлю с левой ноги и через плечо бросить ее вперед носком. Куда носок повернется, оттуда и надо ждать сватов. Если же носок смотрит в сторону хозяйки туфли, то в следующем году свадьбы ей ждать не стоит.

Свадебные обряды древних славян

О свадьбах языческой Руси известно крайне мало. По мнению русского историка Н.М. Карамзина, древние славяне обычно покупали себе жен и как такового свадебного обряда не знали. От невесты требовалось лишь доказательство ее девственной непорочности. Статус жены приравнивался к статусу рабыни: на нее было возложены все заботы по хозяйству и воспитанию детей. При этом женщина не могла ни жаловаться на мужа, ни противоречить ему, высказывая полную покорность и послушание. После смерти мужа славянка обычно сжигала себя на костре вместе с его трупом. Живая вдова бесчестила все семейство.

Летописец Нестор оставил свидетельства того, что нравы и обычаи древних славян разнились от племени к племени. Так, поляне отличались кротким и тихим нравом, уважали священные узы брака, который считали святой обязанностью между супругами. В семьях полян господствовали мир и целомудрие. Напротив, радимичи, вятичи, северяне и особенно древляне обладали диким нравом, жестокостью и необузданностью страстями. Они не знали браков, основанных на взаимном согласии родителей и супругов. Древляне просто уводили или похищали приглянувшихся девиц. У радимичей, вятичей и северян вместо свадеб существовали “игры межи селы” (“игры между полей”), во время которых мужчины выбирали себе невест и безо всяких обрядов начинали с ними жить. Кроме всего прочего, среди древних славян было широко распространено многоженство.

Со временем обрядовая жизнь языческих славян усложнилась, обросла многочисленными верованиями и ритуалами, вокруг которых строился их каждодневный быт. Пантеон славянских богов постоянно расширялся, включая все новые и новые самобытные и заимствованные божества. Особым уважением среди молодых людей пользовался бог веселья, любви, согласия и всякого благополучия – Ладо (Лада). Во время игрищ и плясок у воды, посвященных этому божеству, было распространено умыкание невест, которое, как правило, происходило по предварительному сговору. Новобрачные приносили жертвенные дары богу любви Помимо добровольного умыкания невест, у славян периода разложения первобытнообщинного строя появились такие брачные обряды, как плескание водой, вождение вокруг дуба, покупка жен и др.

О приданном

В наше время понятие ‘приданое’ уже не имеет того значения, как в прошлом. Однако в современной России появились богатые и вполне зажиточные люди, как говорится – средний класс. А потому приданое вновь обретает, кроме мелкой практичности, престижность, гордыню, жест. Например, будущий тесть может подарить будущему затю дачу, машину и т.д.

Приданое невесты – это, как и прежде вещи быта. Чтобы материально облегчить первые шаги и становление только что созданной семьи, некоторые предусмотрительные матери приступают к сбору приданого заранее, год за годом ‘в сундуке’ накапливаются необходимые вещи. Это естественно. Начинать жизнь молодым на пустом месте нелегко. Поэтому в приданое входили: постель, гардероб, посуда в первую очередь.

Приданое в прошлом

Одной из составляющих процесса подготовки девушки к замужеству является приготовление приданого. Копить приданое начинали заранее, и сама невеста имела к этому прямое отношение.

Начиная с детства, в крестьянской семье копили для дочери приданое, которое держали в сундуках. Приданое могло включать в себя: нательное белье, платья, постель, одеяло, столешники-скатерти, полог, насундучники, настилальники-простыни, холст, пестрядь, из которых будущая жена и мать должна была обшивать всю семью.

“Невестины дары”
Невеста приносила в дом будущего мужа целую гору домотканых подарков, даров всей его родне. Помимо одежды, невесте полагалось дарить “платовья” (узорные полотенца) собственного рукоделия, а также пояса. Готовила девушка и подарок своему суженому.

“Свадебный убор”
Каждая девушка должна была подготовить себе свадебную скруту. Она традиционно состояла из рубах, сарафана, головного убора, плата, пояса, украшений.

“Украшение жилища”
В приданом невесты насчитывалось 30-40, а иногда и до ста со вкусом расшитых полотенец, ширинок, столешников. Во время больших церковных праздников полотенцами украшали дом, в который заходило много гостей, в том числе и будущие женихи. Они внимательно приглядывались к рукоделию невесты, судили об ее аккуратности и других достоинствах. Большое внимание уделялось подготовке свадебной постели.

Каждая девушка перед свадьбой должна была сделать шелыгу (тряпичный мяч), который был непременным атрибутом обряда “откупа детства” (девушка отдавала шелыгу ребятишкам для игр, а во время свадьбы шелыгу гоняли от дома невесты к дому жениха). постели.

Вено
В христианском мире приданое известно под именем вено. Между эльбскими и одерскими славянами оно означало плату, которую жених давал за невесту отцу или ее сродникам. Посему языческое вено означало вознаграждение за девическую невинность; следовательно, девиц покупали, но женихов обязывали особыми договорами содержать будущих своих жен прилично до самой смерти и в случае несогласия или разрыва между ними наделять их особым содержанием.

Государи и владетельные князья давали на собственное содержание жен города и области; вельможи и богачи на тот же предмет отписывали часть имения; недостаточные обязывались вознаградить единовременно.

У нас княжеские невесты не приносили приданого. Когда Эфанда, супруга великого князя Рюрика, родила Игоря, то он дал ей в вено город Ижору с окрестностями. Равноалостольный великий князь Владимир I, женясь на греческой царевне Анне, возвратил ее дядям город Корсунь вместо вено. Великий князь Ярослав X отдал супруге своей Ингигерде ижорскую страну вместо вена и проч. Следовательно, вено тогда разумелось уже приданым, определяемым при брачных условиях.

Перевоз накануне свадьбы приданого и постели невесты в дом жениха или же в отдельный дом молодых сопровождался определенными обычаями. Для этого призывалась определенная группа людей. Среди купечества приданое перевозили женщины, руководила всем сваха.

Из мужчин к этому делу допускались только ‘мужики-ломовики’, нанятые для переноски тяжелых вещей. Перевозили приданое на пяти крытых подводах. Поезд называли ‘постельным’. Везли икону и самовар в первой подводе. На второй подводе везли посуду, на третьей – постель невесты. На четвертой везли ковер и мебель. На пятой повозке ехали сваха и мать невесты, храня список приданого.

Свадебные обычаи на Руси

В конце 9 века христианство было провозглашено официальной религией Киевской Руси. С распространением новой веры началось формирование традиционного русского свадебного обряда, окончательно завершившееся только к 16 веку. К моменту христианизации Руси все свадебные обряды были тесно связаны с языческими верованиями древних славян. Основным: нововведением христианства стало обязательное церковное освящение брака. С самого начала и на протяжении многих и многих веков христианская церковь боролась с отголосками язычества, но последнее не собиралось сдавать своих позиций и все глубже и глубже проникало в быт русских крестьян. В результате сложился сложный симбиоз христианства с языческими верованиями славян.

В 16 веке окончательно сложился полный свадебный ритуал с четко определенными этапами, номенклатурой свадебных чинов (участников свадебного действа), свадебной атрибутикой, одеждой и пищей. Сложился и особый свадебный фольклор. В разных регионах России свадебные обряды справлялись по-разному. Нельзя было сыскать и двух деревушек, где свадебный обряд выполнялся одинаково, так как испокон веков свадьба представляла собой игровое действо, организованное по принципу “кто во что горазд” Несмотря на эти различия, существовал некий костяк свадьбы – обряды, повторяющиеся от деревни к деревне от города к городу.

Начальный этап традиционного свадебного ритуала состоял из сватовства, осмотра хозяйства жениха, смотрин невесты, сговора, богомолья (обручения) и запоя. Далее следовало венчание , которому предшествовали девичник и молодечник. Венчание традиционно завершалось многочисленными свадебными пирами (столами). Основные составляющие свадебного ритуала в разных местах имели свои названия и по-разному сочетались между собой . Все обряды соблюдались в том случае, если хотя бы для одного из молодоженов брак был первым. Если женились вдовцы или выходили замуж вдовы, то свадебный ритуал максимально упрощался, а то и вовсе не исполнялся. Второй брак уже не был окутан той аурой святости, которая сопровождала первый. Содержание свадебных обрядов было одинаковым и для тех, кто женился в первый раз, и для вдовцов. Третий брак, большая редкость на Руси, не одобрялся Церковью и поэтому проходил без венчания. Четвертый брак вообще запрещался Православной Церковью. Тем не менее, дети, рожденные в четвертом браке, в отношении наследства пользовались правами законных наследников.

Большинство свадебных обрядов являлось наследием языческой Руси; другие появились с возникновением христианства. Значительная часть обрядов и атрибутов русской свадьбы была заимствована у других народов Так, в античных бракосочетаниях существовали и обручальные кольца, и невестины покрывала, и свечи, и свадебные дары, и венки, и соединение рук… Обычай осыпать новобрачных хмелем, зерном и деньгами также возник в Античности. Русский каравай, как символ бракосочетания, был заимствован у древних римлян: в Риме новобрачные должны были отведать пирог, приготовленный из муки, замешанной на соленой воде, и меда.

Почти все предметы свадебного ритуала имели скрытое магическое значение, выступали осязаемыми символами абстрактных понятий и отношений. Внешне бесполезные и мало функциональные, в представлении русских людей они обладали большой магической силой Все свадебные обряды сопровождались различного рода предосторожностями от лихого глаза. Существовал даже особый свадебный чин – ясельничий (конюший), задачей которого было охранять новобрачных от всякого колдовства. Сами свадьбы считались самым подходящим случаем для подобных колдовских лиходейств.

Примером неизменного свадебного атрибута являются куньи или собольи меха. За свадебным столом молодые сидели на особом месте, накрытом мехом; вокруг брачного ложа вбивали колья с соболиными шкурами…..

Количество мехов зависело от достатка семей новобрачных, но даже в самом бедном доме меха были необходимым элементом. В подавляющем большинстве свадебных обрядов мех символизировал богатство. В южных регионах России невеста уподоблялась “черной кунице”, а жених – “черному соболю”. Сравнение новобрачных с соболем или куницей, по сути, являлось оценкой их достоинства. Особое отношение к меху берет свое начало в языческой Руси, когда металлические деньги еще не существовали, – и мех был одним из многочисленных денежных средств славян.

Как правило, на Руси свадьбы играли в периоды когда прекращались сельскохозяйственные работы, осенью, начиная с Покрова дня (1 октября по старому стилю) и зимой от Крещения до Масленицы. Хорошей приметой было приурочить дату венчания или срок знакомства к Покрову дню, так как Покров, наряду с Пятницей Параскевой считался покровителем брачных союзов. Во время праздника Покрова невесты молились: “Батюшка Покров, мою голову покрой!” В весенне-летний период, во время страды, совершались только браки “по нужде”- например, чтобы скрыть добрачную беременность невесты или если не хватало рабочих рук. В любом случае старались избежать свадьбы в мае, чтобы не “маяться всю жизнь”.

Кроме аграрного календаря, на выбор даты свадьбы большое влияние оказывал календарь церковный. Православная Церковь запрещала венчание во время постов. (Великого, Петрова, Успенского и Рождественского), накануне воскресных, двунадесятых, храмовых и великих праздников, от Рождества до Богоявления, во время Масленицы (сырой седмицы) и пасхальной седмицы. Не приветствовались свадьбы накануне среды и пятницы на протяжении всего года. Таким образом, для свадеб оставалось не так уж много дней в году.
В 13-16 и даже 17 веках в России женились очень рано – в 12-13 лет. Готовить детей к женитьбе (замужеству) начинали чуть ли не с колыбели, так как в деревне семья играла исключительно важное экономическое значение. Кроме того, нравственные представления крестьянского люда были тесно связаны с семьей. К возрасту вступления в брак девушка должна была знать весь свадебный обряд и уметь правильно голосить (плакать с причитаниями). Девушку на выданье одевали лучше ее младших сестер, давали ей большую свободу и распространяли о ней хорошую молву (“славили”). Менялось и само поведение девушки, и отношение к ней со стороны крестьянской общины. Если в семье было несколько дочерей, то соблюдалась очередность по старшинству: первой должна была выйти замуж самая старшая дочь.

Засидевшихся в невестах девушек (в возрасте более 20 лет) величали не иначе как “вековухами” или “перестарками”. Люди на таких девушек поглядывали косо, не стремились предлагать им своих сыновей, так как считали, что они – с пороком. Молодого человека, не женившегося в положенный срок, называли “бобылем”. Бобыль, как и вековуха, вызывал публичное осуждение.

Брачному обряду предшествовали общественные смотры невест, которые приурочивались к престольным праздникам (Крещению, Святкам, Пасхе, Троице) или устраивались в период весенне-летних гуляний. На смотры съезжались не только односельчане, но и парни с родителями из соседних деревень.

Среди девушек большой популярность пользовались всевозможные виды предсвадебных гаданий, во время которых каждая незамужняя девица старалась узнать, каким будет ее суженный и выйдет ли она замуж в текущем году. Самым благоприятным периодом для гадания считались Святки, а также Покров день и день Параскевы Пятницы, покровителей брачных союзов.
Женитьба находилась целиком в руках родителей или заменяющих их людей (в случае сиротства). В подавляющем большинстве случаев жених и невеста не знали друг друга до брака. Чаще всего инициатором свадьбы выступали родители жениха, иногда – родители невесты. Нередко браки начинались по повелению высших лиц. Господа совершали браки между своими слугами, не спрашивая их согласия. Цари и великие князья сами выбирали невест для своих бояр.

Родители жениха выбирали невесту с согласия всей родни. Мнение сына учитывалось в самую последнюю очередь или не учитывалось вовсе, особенно, если оно шло в разрез с родительской волей. Девушка должна была отвечать, прежде всего, требованиям родителей, так как в ней видели продолжательницу рода. Искали невесту того же сословия и примерно того же уровня достатка Когда подходящая кандидатура была найдена, родители собирали совет, на котором присутствовали жених и все ближайшие родственники. На совете обсуждалась родословная потенциальной невесты, имущественное положение ее семьи, анализировались личные качества девушки (покорность, доброта характера, уважительность) и ее рабочие навыки, выяснялось, нет ли у невесты хотя бы отдаленного родства с женихом. Особого обсуждения требовал случай, если невеста была круглой сиротой.
Мнение девушки на вступление в брак не учитывалось совсем. Если девушка отказывалась подчиняться родительскому выбору, ее нередко принуждали к замужеству силой и угрозами.

Браки без благословения родителей, которые назвались “тайными”, “беглыми” или “самокрутками”, совершались крайне редко, так как осуждались крестьянской общиной. Существовал поверье, что заключенные без согласия родителей браки “противозаконны кончаются для сторон несчастливо”. Причин такой свадьбы могло быть несколько:

– мезальянс, или любовь между людьми, неравными по социальному положению или материальному достатку;
– долгое безбрачие девушки;
– беременность незамужней девицы;
– хитрость жениха, желающего заполучить приданое невесты, воспользовавшись ее наивностью,
– родительский отказ в благословении.

Иногда родители сознательно шли на тайную свадьбу, чтобы избежать лишних расходов, связанных с организацией свадебного пира.
Девушка сама принимала активное участие в побеге. По возможности, еще накануне венчания она с надежным человеком переправляла свое приданое к жениху. После тайного венчания новобрачные являлись с повинной в дом родителей невесты и падали пред ними ниц, прося прощения. В некоторых приволжских деревнях отец невесты бил молодых плетью по спине, но прощал их, благословляя иконой и хлебом-солью. В худшем случае отец невесты признавал мужа дочери спустя некоторое время.

Сватовство

После того, как кандидатура невесты была одобрена всеми родственниками, родители жениха выбирали свата или сваху. На этапе сватовства роль свата (свахи) была основной. В обязанности свата входил сбор информации о размере и характере приданого невесты, а также рекламная акция с целью убедить родителей невесты, что предлагаемый жених – как раз тот, кто им нужен. До 15 века именно через сватов жених узнавал подробности о внешности и характере невесты, которую ему самому дозволено было лицезреть лишь в день венчания. Часто сватами и свахами становились крестные родители жениха или кто-нибудь из ближайшей родни (старшие братья и сестры, тетки, дядьки). Иногда в роли сватов выступали сами родители жениха. Но в большинстве случаев сватом приглашали наиболее шустрого на язык односельчанина, который имел репутацию человека, сведущего в вопросах сватовства и умеющего устраивать подобные дела. Сват Мог отправиться в дом родителей невесты один или с помощниками (например, с теми же родителями жениха).

В дом невесты засылали свата (сваху), который испрашивал разрешения приехать. Если в качестве сватов выступали родители жениха, то уже в первый приезд они начинали вести переговоры о возможной женитьбе. Если семья девушки была родом из соседнего села, тогда сват или родители жениха приезжали в ту деревню загодя, чтобы иметь время и возможность как можно больше узнать о семье девушки. В подавляющем большинстве случаев жениху ездить на сватовство не полагалось. Однако если жениху предоставлялась свобода в выборе невесты, то он сам мог явиться перед родителями девушки и попросить у них разрешения на сватовство.

Для сватовства выбирал вторник, четверг или выходные дни. Особо удачными считались 3, 5, 7 и 9-е число каждого месяца. Постных дней (понедельник, среду и пятницу), а также 13-е число избегали. День, время и путь, по которому ехали сваты, держали в тайне, ‘чтобы не сглазить”.

Сам обряд сватовства сопровождался множеством магических действий, способствующих успешному разрешению дела. Сватать отправлялись после захода солнца Перед выездом из дома жениха опутывали вожжами печную трубу (чтобы удачно “опутать” невесту) или связывали кушаком ножки стола (чтобы свадьба лучше “вязалась”) В спину уходящему свату, одетому по случаю сватовства в праздничный тулуп с дорогой опояской, бросали старый лапоть. В некоторых местностях свата перед отъездом хлестали или забрасывали головными уборами. Летом сват добирался до дома невесты верхом, а зимой в хороших выходных санях, непременно покрытых рогожей. Выезжал сват через задний двор, к дому невесты ехал огородами и задворками, стараясь по дороге не останавливаться и ни с кем не разговаривать.

Подъехав к воротам невестиного дома, сват соскакивал с повозки и бежал стремглав в избу, чтобы родители невесты так же быстро согласились на брак. В других случаях, сват, войдя во двор, отыскивал ступу, в которой девушка толкла лен, и трижды оборачивал ее вокруг себя, имитируя обряд венчания. Подойдя к дому, сват неслышно касался рукой дверного косяка, после чего стучал В Пермской губернии сват отворял дверь избы в три приема: сначала – немного, после чего снова затворял дверь наглухо; во второй раз – чуть больше, но вновь закрывал ее и только в третий раз окончательно распахивал дверь и входил в избу. При этом, перенося правую ногу через порог, сват пристукивал пяткой о пороговую доску и лишь затем опускал ногу на пол. Женщины-свахи ступали на крыльцо правой ногой, приговаривая: “Как нога моя стоит твердо и крепко, так слово мое будет твердо и крепко: тверже камня, липче клея, острее ножа булатного. Что задумаю, то исполнится”.
Войдя в избу, сват крестился на образа и начинал переговоры. Все переговоры велись стоя, как бы на ходу, чтобы невеста как можно быстрее вышла замуж. В некоторых местностях сват садился под главной балкой кровли, под красными окнами (лицом к двери), около двери возле кадки с питьевой водой или на лавку, стоящую вдоль половиц. Уже по тому, куда сел незваный гость, можно было догадать о его намерениях. Приступая к переговорам, сват старался незаметно для окружающих дотронуться до ножки стола.

Переговоры велись с отцом невесты. Если у девушки не было отца, то со сватом беседовали старшим брат или мать невесты. Сват мог прямо сказать, что пришел искать невесту, но чаще всего он начинал разговор с посторонней темы (погоды, покоса, посева и т.п.). Дальнейшие переговоры протекали в иносказательной форме. Так, сват мог представиться человеком, разыскивающим потерявшуюся телку: “Ищем телочку. Не заблудилась ли? Может, пристала к вашему дому да желает в наш перебраться?” Или сказать: “У вас – курочка, у нас – петушок. Нельзя ли их загнать в один хлевушок?”. Или: “У вас – цветочек, а у нас – садовник. Нельзя ли нам этот цветочек посадить в наш садочек?”. Или: “У нас – грядка, у вас – рассадка. Как бы перебраться вашей рассадке на нашу грядку?”. Или: “У вас – товар, у нас – купец”, “У вас – куличка, у нас -охотник” и т.п. Родители невесты благодари свата за честь, просили его присесть и угощали чаем или вином. Напиток разливала невеста. В это время сват внимательно осматривал ее. После угощения сват приступал к самой ответственной части переговоров, в которой он славил жениха и старался побольше выведать о невесте.

Если жених не устраивал родителей невесты, то они отговаривались молодостью девушки (“у нас – товар непродажный, не поспел еще), неготовностью к свадьбе, недостаточным приданым или просто недосугом. В редких случаях отец невесты мог грубо указать на дверь: “Вот вам Бог, а вот и порог”. Разгневанный сват закрывал за собой дверь спиной, чтобы “помешать девушке выйти замуж”. Если родители невесты сомневались, то просили свата прийти в другой раз, чтобы иметь время получить больше информации о женихе и его семье. Но даже, если родителей девушки кандидатура жениха во всем устраивала, они не спешили дать свое согласие, так как считалось неприличным в одночасье отдавать дочь в чужую семью. В этом случае родители отговаривались необходимостью посоветоваться со всей родней и назначали день решительного ответа. Кроме того, существовало поверье, что, прослышав о сватовстве, может “клюнуть” жених получше (“худой жених хорошему дорогу покажет”). Поэтому первый визит свата в народе называли “неофициальным сватовством”, “запросом” или “разведкой”. Покидая дом невесты, некоторые сваты выбирали мох, которым были проконопачены стены избы, и приносили его родителям жениха, чтобы “привлечь сердце невесты”.

Если инициатором свадьбы выступали родители невесты, тогда они засылали свата в дом жениха. Как и в первом случае, сват рассыпался в похвалах честному имени рода жениха и невесты, говорил о взаимной любви двух родов и представлял выгоды от предстоящего брака.

На вторые переговоры – “официальное сватовство” – в дом невесты отправлялись другие сваты или сами родители жениха (иногда вместе с самим женихом). На этот раз родители невесты готовили стол и зажигали – свечи и лампады. Если родители невесты давали окончательное, согласие на замужество дочери, начиналось составление брачного договора – “рядной записи”, которое растягивалось на длительный период. В рядной записи оговаривался довольно широкий круг вопросов, имеющих непосредственное отношение в предстоящему браку:
– срок свадьбы;
– количество гостей с обеих сторон;
– полная величина свадебных расходов;
– размер и состав приданого невесты;
– величина и сроки выплаты “выводных денег” -суммы, которую должны были заплатить родители жениха на покупку нарядов невесты;
– размер денежной помощи молодым от родителей (если новобрачные собирались жить отдельной семьей);
– величина надела земли, которую передавали родители жениха и невесты по дарственной записи;
– при желании: объем работ молодой жены в доме мужа в первый год совместной жизни.

Иногда в брачный договор вносилось условие, запрещающее мужу бить жену. В случае нарушения этого условия родители девушки могли подать в суд на зятя. Особо оговаривался в рядной записи размер неустойки или попятной, которую должна была выплатить сторона, по причине которой расстраивался брак. Размер неустойки был достаточно велик, поэтому разрывали брачную договоренность крайне редко. Писал рядную запись специально приглашенный подьячий.

Приданое невесты всегда было важным условием традиционной русской свадьбы. Оно не входило в общий котел и было личной собственностью молодой жены, дававшей ей имущественную независимость. Богатое приданое обеспечивало хорошее положение в доме мужа. В случае смерти молодой жены ее приданое отходило по наследству детям или, если не было детей, возвращалось родителям.

Именно поэтому приданое начинали готовить с самого рождения девочки. На Руси приданое состояло из постели, домашней утвари, украшений, платьев и денег, а также недвижимости (если невеста происходила из дворянской семьи).

По окончанию официального сватовства невеста давала жениху залог. Обычно это был платок, который имел особую правовую силу. Свату вручали краюшку хлеба, завернутую в лучший платок. Этот сверток сват нес через всю деревню в поднятой правой руке, оповещая односельчан о благополучном исходе сватовства. Удачное сватовство завершалось угощением, сопровождавшимся застольными песнями.

Крестьяне верили, что вещи, причастные к удачному сватовству, приобретают магическую силу. Их старались заполучить незамужние девицы, чтобы указать “верную дорогу” другим женихам. Так они растаскивали по всей деревне сено из саней жениха или привязывали к саням жениха веник, чтобы “жених другим дорогу разметал”.
Если сватовство оканчивалось согласием, то назначали день осмотра хозяйства жениха и смотрин невесты.

Осмотр хозяйства жениха и смотрины невесты

Через 1 -3 дня после официального сватовства отец невесты наведывался в дом жениха с целью осмотра хозяйства (другие названия обряда – “печеглядни” и “дворосмотрины”). Если у девушки не было отца, то осмотром хозяйства занимался старший брат или иной мужчина из числа родственников невесты. Иногда отца сопровождала мать невесты. Осматривали не только жилой дом, но также все хозяйственные постройки, включая конюшню и хлев. Расспрашивали о состоянии домашнего скота и о том, чем его кормят. Интересовались домашней утварью, в первую очередь медной посудой, очень ценимой в русских деревнях. Родители девушки хотели знать, в какой дом отдают свою дочь и в каких условиях ей предстоит жить. Результаты осмотра сказывались на окончательном решении семьи невесты. Если хозяйство жениха приходилось по душе, то осмотр заканчивали застольем. В противном случае за стол не садились.

В день осмотра женихова хозяйства обе семьи договаривались о домотканых подарках, которые невеста приносила в дом будущего мужа: постельных принадлежностях, скатертях, полотенцах, собственном гардеробе, а также об отдельно оговоренных подарках для каждого члена новой семьи. Дело в том, что в день свадьбы невеста обязана была подарить каждому родственнику жениха полотенце, самому жениху – вышитую рубашку и кальсоны, а будущей свекрови – три рубашки, отрез материи на сарафан и платок на голову.

Если родители невесты были довольны хозяйством жениха, то они приглашали родителей жениха на смотрины невесты. Смотрины утраивались в доме невесты примерно через неделю после официального сватовства. До 15 века жених не имел права присутствовать на смотринах и впервые видел свою невесту только в день венчания. На смотрины же отправлялась специальная смотрительница., в роли которой выступала какая-нибудь родственница или мать жениха. Жених довольствовалась той информацией о невесте, которую ему передавала смотрительница. Начиная с 16-17 веков, на смотрины нередко съезжался весь свадебный поезд жениха, включая его самого.

Часто во время смотрин родители жениха впервые знакомились с будущей невесткой и ее родными. Для девушки смотрины были первым свадебным испытанием, во время которого ей нередко приходилось пройти через ряд унижений и издевательств. Невесту наряжали в самое лучшее платье, на лицо набрасывали покрывало и приглашали в помещение, где собрались гости. Смотрительница заводила беседу с девушкой, стараясь выяснить, умна ли та, хороша ли, прилежна и т.д. В других случаях девушка должна была продемонстрировать свои трудовые навыки и показаться во всех своих платьях. Невесту могли заставить пройтись, чтобы проверить твердо ли она стоит на ногах, не хромает ли. Отец жениха мог снять с лица невесты покрывало, чтобы посмотреть на ее лицо. Иногда невесту и жениха, конечно же:, если тот присутствовал на смотринах, просили пройтись парой, чтобы оценить, как они выглядят вместе. Во время смотрин невеста хранила полное молчание: болтливость девушки накануне свадьбы считалась большим недостатком. Если после смотрин отец жениха целовал невесту в обе щеки, это означало, что девушка пришлась ему по вкусу.

Если у девушки был какой-нибудь физический недостаток, то родители невесты могли подменить ее и вместо своей дочери предъявить смотрительнице младшую сестру или молодую служанку. Обман раскрывался только в день венчания. В случае обмана родственники жениха могли жаловаться духовным властям, которые проводили розыск и при наличии доказательств обмана расторгали брак. Виновных наказывали кнутом. Но такая справедливость торжествовала крайне редко. В большинстве же случае брак оставался в силе, – и жених вынужден был жить с “бракованной” женой, утешая себя регулярными побоями. В крайних случаях обиженный муж принуждал нелюбимую жену к постригу и даже тайно умерщвлял ее.

На этапе смотрин родители невесты еще имели право отказаться от жениха. Для этого невеста уходила в чулан и сбрасывала с себя наряд. Родители жениха также могли взять отступного при условии избегания всякого разговора о неудачных смотринах. В противном случае родители невесты подавали духовным властям жалобу о том, что молодой человек их бесчестит и тем самым отбивает других женихов.

Благополучные смотрины завершались “пиром хмельным”. Вино привозил отец жениха, родители невесты ставили на стол закуски. Застолье традиционно сопровождалось исполнением шуточных песен. По окончанию пира подружки невесты сопровождали жениха до самого его дома. В ответ жених должен был пригласить их в избу и угостить.
Если жених не присутствовал на смотринах, то в ближайший после смотрин воскресный день ему позволялось в сопровождении свата или родни приехать в гости к невесте. Как и во время смотрин, невеста появлялась перед женихом с закрытым лицом, всем своим видом выражая недовольство предстоящей свадьбе. Иногда вместо невесты подружки приводили другую девушку, не похожую на невесту. Как правило, сват сразу же обнаруживал подмену и требовал привести настоящую невесту.

Перед тем, как предстать пред очами жениха невеста бросала своим головным платком в свечку, зажженную перед иконой, стараясь тем самым ее потушить. После этого на голову девушки набрасывали платок, который завязывали особым образом: два соседних конца закидывали на спину и соединяли на шее, а оставшуюся часть платка накидывали на лицо. В таком виде невесту вводили в помещение, где ожидал жених. Жених мог убрать платок с лица, чтобы увидеть, какова его невеста. В конце обряда мать невесты подносила жениху стакан медового напитка. Если жених выпивал весь мед, значит, невеста ему понравилась. Если он делал один глоток и возвращал стакан, значит, невеста не произвела на жениха хорошего впечатления. Иногда жених с родными выходил на крыльцо и обменивался впечатлениями о невесте, даже если молодые люди росли вместе и знали друг друга с самого детства.

Царские свадьбы начинались смотром девиц: в царский дворец из разных концов державы свозили девушек из дворянских родов, царь смотрел на них и выбирал себе невесту по вкусу. Так, при втором бракосочетании Алексея Михайловича Романова в доме А.С. Матвеева были собраны дворянки, среди которых царь отобрал троих Во время смотрин царь находился в потаенной комнате и смотрел на девушек через окошко. Доверенные женщины тщательно осмотрели отобранных девиц на предмет духовных и телесных достоинств, после чего порекомендовали царю Наталью Кирилловну. Царскую невесту перевели во дворец, где она жила в совершенном отчуждении от царя вплоть до самого венчания. То есть за все это время царь Алексей Михайлович ни разу не увидел свою невесту.

Сговор и обручение

Вскоре после смотрин устраивали сговор, срок которого назначался родителями невесты. Жених, его родители и близкие родственники приезжали в дом невесты, где их принимали с большими почестями. Родители невесты выходили навстречу гостям, кланялись им до земли и сажали их на самые почетные места в переднем углу избы. Некоторое время хозяева и гости молча глядели друг на друга. Потом отец жениха (или один из старейших родственников) произносил торжественную речь, в которой указывал цель своего приезда. Родители невесты отвечали, что они безмерно рады гостям. Невеста на сговоре не присутствовала.

Во время сговора заканчивалось составление рядной записи, и окончательно устанавливались сроки венчания. Иногда венчание происходило через неделю после сговора, а иной раз между обрядами сговора и венчания проходило несколько месяцев. Сговор имел юридическую силу, поэтому отказаться от свадьбы после сговора значило оскорбить семью.

Завершался сговор обрядом рукобития, служившим символическим выражением обоюдного согласия. Отцы жениха и невесты со всего размаху били друг друга рука об руку, потом подавали друг другу руки, обернутые платками или полами кафтанов, и, наконец, обменивались деловым рукопожатием. По окончанию обряда рукобития обменивались пирогами и заключали друг друга в объятия со словами: “Будь ты мне сват да нова родня”.

За рукобитием следовал обряд обручения (богомолья), во время которого молодые троекратно целовались и обменивались кольцами. Обручение подкреплял запой (пропой) – совместное пиршество, организованное для родственников жениха и невесты. Сами обрученные на запое не присутствовали: их, как правило, уводили в чулан или другое помещение. В разгар пира невесту вызывали к гостям, и она вместе с матерью раздавала своим будущим родственникам подаркисобственноручного изготовления (рубахи, полотенца, платки). По ходу одаривания невеста угощала каждого гостя вином и кланялась ему до земли. В ответ гость должен был поцеловать невесту и одарить ее деньгами. Следующим вызывали жениха, который в свою очередь разносил подарки своим новым родственникам и угощал их вином. По окончанию обряда одаривания жениха и невесту уводили в другое помещение, где для них был накрыт ужин.

После сговора и запоя невеста нарекалась “сговоренкой” и “пропитой – залитой”. С этого момента образ жизни девушки резко менялся: она почти не выходила из дома, переставала говорить и могла изъясняться только причитаниями или жестами. Девушка должна была оплакивать свою девичью жизнь в родительском доме и выражать нерасположение к жениху и его родне. С причитаниями девушка обращалась к своим родителям, прося их не отдавать в дом “чужих злых людей”. С причитаниями же она прощалась со своими братьями, сестрами и подругами, со своим девичьим головным убором и со своей девичьей косой. До венчания невесту освобождали от всех хозяйственных дел. Главной заботой девушки была подготовка приданого и даров, в чем ей активно помогали подружки, которые каждый вечер собирались в доме невесты, пряли, шили, вязали и вышивали. В некоторых местностях невеста обязана была сшить венчальное платье не только для себя, но и для жениха. По воскресеньям невеста угощала своих подруг молочной кашей и пирогами с горохом. По мере приближения дня венчания невеста садилась вечерами в сенях у надворной двери и начинала выть, держа дверь за скобу.

Невеста-сирота за 2-3 дня до венчания должна была отслужить молебен и панихиду по покойным родителям. С причитаниями и земным поклоном просила она священника ее благословить и после получения благословения в сопровождении крестной матери посещала могилу родителей.

Обрученный жених, наоборот, не сидел дома и каждый день наведывался с гостинцами и подарками в дом невесты. Эти визиты назывались “побывашками с гостинцами” или “поездками на поцелуи”. Во время визитов жених высказывал заботу о невесте, просил ее долго не шить и сильно не утруждаться. Согласно деревенскому этикету, просьбу жених высказывал не лично, а передавал через братьев невесты.

В праздники, если таковые приходились на период между запоем и венчанием, мать жениха также навещала будущую невестку и привозила ей различные лакомства (блины, пироги, 2 яйца, сдобный колобок и др.). А мать невесты должна была каждый день кормить жениха завтраком (гречневыми блинами, оладьями или пирожками):. Обычай прикармливать жениха и невесту был распространен в том или ином виде почти повсеместно.

Вообще, когда день венчания становился все ближе и ближе, в домах жениха и невесты делались приготовления: собирали поезжан, наводили порядок, убирали и украшали помещения. Заранее заготавливали водку, варили пиво, делали брагу, пекли пироги и резали домашних животных (свиней, баранов и телят). Отцы молодых договаривались со священником о венчании. После получения выводных денег невеста с родителями шла на ближайшую ярмарку за покупками.

Накануне венчания обе семьи выбирали свадебные чины и договаривались о том, из скольких подводов будет состоять свадебный поезд. Допустимое минимальное количество подводов в свадебном поезде – 3. Но чем больше их было, тем весомее в глазах односельчан выглядели семьи новобрачных. В любом случае, число свадебных подводов должно было быть нечетным. В подводы впрягали лучших лошадей, при этом можно было брать чужих животных. Гривы лошадей украшали лентами и цветами. Специально для свадьбы заказывали валдайские колокольчики, наполнявшие свадьбу красивым перезвоном Обычно свадебный поезд готовился только со стороны жениха, но зажиточные семьи могли позволить себе 2 поезда – жениха и невесты.

Старшим свадебным чином и самым деятельным лицом на русской свадьбе был тысяцкий (он же – дружко; он же – тамада). Тысяцкий распоряжался всем, что имело то или иное отношение к бракосочетанию и знал все тонкости свадебного обряда. Он был распорядителем свадебного поезда и организатором большинства обрядов. Без тысяцкого жених не делал ни шагу. Помимо необходимых знаний местных особенностей свадебного обряда, тысяцкий должен был показать себя весельчаком, балагуром, плясуном, а также обладать такими качествами как смышленость, гибкость, ловкость и общительность. Если при наличии перечисленных достоинств тысяцкий обладал еще и приятной внешностью, то можно было считать, что свадьба наполовину удалась. В роли тысяцкого выступал женатый мужчина со стороны жениха. Часто это был крестный отец жениха. Обязательным атрибутом тысяцкого являлся кнут, которым он отгонял все, что могло тем или иным образом помешать бракосочетанию. Через плечо тысяцкого было перекинуто особое нарядное полотенце, которое отличало его от остальных участников свадебного поезда. Иногда на груди тысяцкого красовались сразу два огромных полотенца (от жениха и невесты), повязанных крест-накрест.

В помощь тысяцкому с обеих сторон выбирались старшие и младшие дружки и свахи из замужних женщин. На хорошей свадьбе должны были присутствовать 3 свахи. Первая сваха (или сват) -женихова: она совершала обряд сватовства. Вторая сваха – невестина, или “подвенечная” в ее обязанность входило проведение обрядов, связанных с подготовкой невесты к венцу. И, наконец, третья сваха -“стельная”, или “пуховая”, отвечавшая за приготовление брачного ложа.

Из неженатой молодежи выбирались подженишники (приятели жениха) и подневестницы (подружки невесты), которых было равное количество. Главную роль играли первая (или главная) подневестница и первый подженишник.

Остальную часть свадебного поезда составляли сидячие бояре и боярыни, боярские дети и поезжане, сопровождавшие шествие жениха и невесты. Из прислуги к свадебному чину принадлежали свечники, каравайники и фонарщики. Особое значение имел чин ясельничего (конюшего), который охранял свадьбу от всякого колдовства. Его присутствие было необходимым, так как свадьбы считались самым подходящим местом и временем для колдовских лиходейств.

Важным участником свадебного поезда был деревенский гармонист, приходивший на свадьбу со своим инструментом. В богатых семьях приглашали несколько музыкантов. Также на русских свадьбах всегда присутствовали гусляры, шутники и другой веселый люд. Официальная церковь видела в шутниках разного толка отголоски язычества, поэтому она регулярно восставала против них, впрочем, без особого успеха.

Девичник, молодечник

В последний день перед венчанием, который назывался “девичником”, “вечарухой”‘или “навечерьем брака”, невеста прощалась со своей семьей, девичьей жизнью и свободой. Отличительным признаком девичника были печальные песни и причитания. В песнях воспевались невинность невесты, ее красота, а также коса – символ девичества, с которым невесте предстояло скоро расстаться. Часто на девичник приглашали “вопленицу” – женщину, профессионально исполнявшую плачи. Вопленицу, как и невесту, накрывал платком, – и они поочередно начинали голосить, изображая диалог невесты с матерью или старшей сестрой. В это время подружки невесты занимались рукодельем, которое также сопровождали причитаниями.

Иногда на девичник приносили молодую наряженную елочку – символ красоты невесты. У елочки невесты-сироты срезали верхушку. После девичника елочку передавали жениху.

На девичнике невеста появлялась в своем лучшем девичьем платье. В зависимости от местности это была рубашка с юбкой или сарафан яркого цвета (красного, малинового, розового, зеленого). Наряд дополняли разноцветные ленты, струившиеся по спине и развивавшиеся при малейшем движении девушки. Ленты пришивались к шейному украшению и особой головной повязке, называвшейся “красотой” или “волюшкой”. “Красота” изготавливалась непосредственно во время девичника и была символом вольной девичьей жизни. Впрочем, в качестве символа незамужнего девичества мог выступать любой предмет из обихода невесты: платок, лента, венок, украшенная ветка… Невеста прощалась с “красотой” и отдавала ее либо лучшей подруге, либо младшей сестре, либо жениху. В некоторых регионах красоту разрывали на части и делили между собой подружки невесты.

Одновременно происходил обряд расплетания и символического обрезания девичьей косы. За ним следовал обряд продажи косы жениху. Продавцом выступал брат невесты или специальный косник, роль которого исполнял какой-нибудь мальчик из родни невесты. Покупал косу не сам жених, а его представитель. Торг сопровождался шутками-прибаутками и начинался с требования огромных сумм, а заканчивался копейками. Вплетенную в косу ленту невеста отдавала своим подружкам. С момента расплетания косы до самого венчания невеста ходила с распущенными волосами, символизируя переходное состояние: уже не девушка, но еще и не женщина.

Во время обряда расплетания и продажи девичьей косы подружки готовили для невесты обрядовую баню (“мыльню”, “парушку”). Мыльня символизировала очищение, прощание с незамужним состоянием и подготовка к венцу, а также потерю целомудрия. С причитанием и вытьем подружки провожали невесту в баню, где парили ее вениками, присланными женихом. Мытье сопровождалось песнями эротического содержания. Часто для этих целей приглашались женщины, которые пели, пока подружки мыли невесту. Иногда в обрядовом мытье присутствовала колдунья (знахарка), которая совершала над невестой различные магические действия. В частности колдун с наговорами собирала в платок пот невесты и выжимал его в специально приготовленную посуду. На свадьбе капли этого пота невеста должна была незаметно добавить в питье жениха, чтобы крепче привязать его к себе. По выходу из бани женщины исполняли “банный причет”. В последнюю ночь перед венчанием в доме невесты оставались ночевать 1-2 подруги.

В Архангельской губернии во время обрядовой бани существовал обычай умывания наговоренным пивом. Наговор был следующим: “Как ты чисто злато-серебро, чисто и прилично; как на тебя, злато-серебро, всяк зарится, заглядывается, стар и млад, женатый и холостой, старые старухи и молодые молодицы, и красивые девицы, и молодые молодцы, так бы на тебя рабу_____________(имя невесты), зарились бы и заглядывались все, казалась бы им златом-серебром, глядели бы и смотрели бы и очей с тебя не спускали”.

Обрядовая баня могла быть назначена и на первую половину дня венчания. В этом случае она носила условный характер.

В тот же день, накануне венчания, коробейники, в роли которых выступали родственники невесты, отвозили в дом жениха приданое и постели невесты. Невесту благословляли, а приданое окропляли святой водой, после чего укладывали на воз таким образом, чтобы приданое казалось как можно объемнее. Иногда приданое провозили через всю деревню, чтобы продемонстрировать богатство невесты всей деревне. Встречала подводу с приданым мать жениха (или его старшая замужняя сестра), которой вручался особый подарок – отрез материи на платье. Чтобы получить приданое, жениху необходимо было за него заплатить выкуп. Сначала брат невесты, который занимался продажей приданого, требовал непомерно огромную сумму, но, в конце концов, обе стороны сговаривались на полтине или рубле.

В доме жениха в вечер накануне венчания устраивался “молодечник” (или “жениховы посиделки”), который сопровождался застольем и распеванием свадебных песен. На молодечнике жених прощался с холостой жизнью и своими товарищами, поэтому помимо родственников на вечере присутствовали друзья жениха. Участники застолья снаряжали в дом невесты особых посланцев с “жениховым подареньем”, включавшим в себя головной убор, пару сапог и ларец (или простой узелок) с румянами мылом, зеркальцем, гребешком и кольцами. Некоторые женихи дарили невесте также ножницы, иголки, нитки, к которым прилагались лакомства, и розгу. Посылая такой символический подарок, жених сообщал невесте, что если она будет прилежно работать, то ее станут баловать и кормить сладостями; в противном случае ее жду розги.

Накануне венчания жених тоже ходил в баню, но его мытье не сопровождалось никакими магическими действами и потому не являлось обрядовым

 

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Top 100: Реклама, товары и услуги У нас свадьба.ру - Планирование свадьбы
© 2009-2017 Свадебный салон Галатея